Все новости

Яанус Тийсвенд: Качество и цена услуги электросети – вопрос социального договора

17.12.2018

Как правило, услуга электросети не заметна для человека, ее становится видно в двух случаях – когда пропадает электричество или когда человек замечает у себя в счете за электроэнергию строчку «сетевая услуга», о которой, разумеется, мало задумывается в своей повседневной жизни. Даже если мы поделимся с людьми хорошими новостями о снижении сетевой платы с нового года и экономии около 20 миллионов евро, останется достаточное количество людей, которые выражают недопонимание по поводу того, что «цену на электричество как товар я еще могу понять, но почему я должен платить за транспорт товара – ведь сеть в основном готова». Поэтому формирование цены на сетевую услугу следует прояснить, как и то, что доставка электроэнергии через нашу обширную сеть – это не просто обычная «транспортная услуга, как и все остальные».


«Много сети, мало потребления» означает большое ценовое давление

Услуга электросети в Эстонии, как и везде в мире, организована как естественная монополия. Это позволяет избежать общественных затрат – ведь мы не тратимся на параллельно проложенные линии и конкурирующие подстанции, создание которых стоит миллионы евро и которые занимают значительную часть нашей физической среды. Не говоря уже о том, что у предприятий отсутствовал бы добровольный интерес к созданию капиталоемкой сети в малонаселенных районах, если бы мы надеялись только на правила конкурентного рынка. Поэтому жизненно важная сетевая услуга организована таким образом, чтобы в каждом регионе могла работать только одна сетевая компания. В Эстонии их всего более 30, при этом, действительно, крупнейшим из них является Elektrilevi. Независимо от того, находятся сетевые компании в частной или государственной собственности, в отношении них как монопольных поставщиков услуг действует государственный надзор, который осуществляет Департамент конкуренции. Департамент контролирует, чтобы стоимость сетевой услуги была в соответствии с затратами на модернизацию и обслуживание сети, чтобы сеть планировалась и обслуживалась разумным и эффективным образом и чтобы сетевое предприятие не зарабатывало больше прибыли, чем считается справедливым на основании методики, базирующейся на международной практике.

Если в среднем треть счетов всех клиентов за электроэнергию составляет электричество, треть сетевая плата и треть – собираемые сетевой компанией государственные налоги и платы, то для бытовых клиентов доля платы за сетевую услугу и в самом деле составляет около 40 процентов от общего счета. Она формируется на совершенно иной основе, чем цена за электроэнергию – цена на электричество формируется на бирже, сетевая плата зависит от размера поддерживаемой сети, от затрат на ее обслуживание и развитие и от количества потребителей, вносящих свой вклад в покрытие этих затрат. Следовательно – чем компактнее сеть, тем эффективнее и умнее управление, а чем больше сеть используется – или потребляется услуга – тем оптимальнее затраты и ниже цена для клиента.

Вызов редкой застройки: как из фуры сделать фургон?

Если провести параллель между сетевой услугой и сферой логистики, то, учитывая эстонскую сеть «с редким движением», мы, образно говоря, перевозим пару пакетов товара на довольно большой фуре. До 60 процентов сети Elektrilevi поддерживаются в работе для того, чтобы по ней двигалось всего 5 процентов потребляемого в сети объема электроэнергии. Конечно, Эстония с ее редкой застройкой, не очень сильно отличается от многих соседних стран – Финляндии, Швеции, Латвии и Литвы. Тем не менее, мы находимся в числе первых в Европе с той точки зрения, что на один километр линии у нас в сети передвигается практически меньше всего электроэнергии. Это также означает меньше оплату сетевой услуги за киловатт-час, которая дает средства для модернизации и обслуживания сети.

Как создать компактную и эффективную сетевую услугу в таких условиях, когда объем сети большой (60 000 километров линий Elektrilevi, или образно говоря 1,5 витка вокруг Земли), а потребления и потребителей мало? Одним из сценариев может быть увеличение числа потребителей сетевой услуги и объемов потребления – например, путем привлечения в Эстонию крупных промышленных потребителей. Образно говоря, положить «в грузовик» больше грузов, что сделает стоимость перевозки единицы продукции более выгодной. Но это, в свою очередь, зависит, помимо возможностей оператора сети, также и от экономической политики. С помощью лучшего управления сетью, низкой стоимости и, следовательно, более доступной цены, конечно, можно создать более привлекательную среду для производственных предприятий, именно это Elektrilevi и делает, снижая цены с нового года. Тем не менее, на активный рост объемов потребления не особо возможно повлиять напрямую, и это далеко не единственный возможный путь.

Возможность, которая больше зависит от «хозяина» сети, заключается в максимально экономном развитии «транспортного средства», или в данном случае – электросети, то есть, в обеспечении или повышении надежности работы при оптимальных затратах. Здесь Elektrilevi может продемонстрировать ряд успешных примеров: мы сэкономили эксплуатационные расходы, организовали нашу деятельность все более гибко и эффективно и таким образом смогли за десять лет сделать сетевую услугу в реальных ценах более чем на четверть дешевле.

Но само сетевое предприятие может искать эффективность до определенного предела. Для целостно работающего решения нам нужно привлекать и клиентов. Пару лет назад в каждом десятом месте потребления в нашей сети потребление электроэнергии было нулевым или почти нулевым. Это означает несколько тысяч километров линий, в обслуживание и обеспечение безопасности которых вносит вклад не домохозяйство, для которого эта линия поддерживается в работе, а это делают другие. Мы также поддерживаем в сети чрезмерно большие мощности, которые были когда-то указаны в договорах и которые на практике не нужно использовать, но поддержание их в состоянии готовности, как правило, не означало для конкретного места потребления дополнительных затрат. Возвращаясь к сравнению грузовиков, по историческим причинам клиенты заказывали «на всякий случай» доставку товаров автомобилями с большими габаритами, чем им было действительно нужно. Это солидарно оплачивали все остальные, и у заказчика не было мотивации отказаться от фуры и заказать фургон. Пусть на всякий случай будет больше мощности – кто знает, вдруг пригодится.

В этом всем «виноваты» не клиенты, а, скорее, формирование цены, которое не мотивировало продумывать реальную потребность в заказываемой услуге. Ценообразование должно работать во благо эффективности системы и давать сигналы о том, как было бы наиболее разумно вести себя с точки зрения общественной пользы. В итоге, это, в свою очередь, принесет пользу тем же самым клиентам. Если ценообразование будет мотивировать каждого потребителя продумывать свои реальные потребности в мощности, то мы получим наиболее оптимальное «транспортное средство», которое будет экономить все расходы как сегодня, так и в будущем.

В качестве такого метода ценообразования, который направляет к принятию наиболее разумных решений с точки зрения пользы для общества, при формировании цены за сетевую услугу во всей Европе применяется фиксированная плата. Его доля варьируется от страны к стране, начиная с Венгрии, Греции или Австрии, где доля фиксированного компонента достигает 10 процентов и заканчивается Швецией, Испанией или Голландией, где фиксированная плата составляет 80-100% от общей стоимости сети. Постоянная плата базируется на сетевом подключении на основании действующего договора, вне зависимости от того, потребляется электричество в этом месте или нет. Размер платы зависит от поддерживаемой в состоянии готовности сетевой мощности, то есть, для клиента – от размера главного предохранителя.

Обоснованием для платы являются постоянные затраты, к покрытию которых, помимо других клиентов, привлекается и само домохозяйство, поддерживающее конкретный ресурс. У того, почему в Европе все чаще переходят в области сетевой услуги к постоянным сетевым платам, имеется логическое объяснение: электрическая сеть изнашивается не так, как автомобильная шина, в случае с которой чем больше километров вы проезжаете, тем быстрее заканчивается срок ее службы. Срок службы электросети не очень зависит от того, сколько электроэнергии проходит через провод – 100 или 1000 кВтч электроэнергии. Поскольку затраты на сетевое обслуживание – это, прежде всего, обслуживание и поддержка конкретного подключения, то ценообразование на основе фиксированной платы гораздо более логично, чем на основе объема потребления.

В Эстонии в 2017 году мы также ввели более высокую фиксированную плату больше, чем было раньше. Результаты ощутимы – на сегодняшний день потребители отказались от почти 2000 простаивающих без использования сетевых соединений и уменьшили имеющиеся мощности на 3 процента. Повышение эффективности сети играет роль в том, что в следующем году компания Elektrilevi сможет снизить сетевую плату в среднем на 8%. Для того чтобы в будущем удерживать сетевую плату на максимально разумном уровне, нужно и в будущем формировать цены таким образом, чтобы это позволяло обеспечить эффективную систему. Другими словами, чтобы это помогало нам организовывать «транспортное средство» таким образом, чтобы оно максимально соответствовало реальным потребностям потребителя, а не потребности «на всякий случай».

Сбалансированное движение или более радикальная модель, как в Финляндии?

Конечно, важным аспектом, от которого зависит сетевая плата, является ожидаемое качество сетевой услуги. В затратах заключается разница, согласны ли мы ехать в разваливающемся фургоне, который иногда простаивает на обочине в ожидании ремонта, или мы хотим, чтобы поездка проходила гладко, надежно и беспрепятственно. Конечно, можно утверждать, что обслуживание и ремонт старого грузовика дороже, чем содержание совершенно новой машины, но в контексте сети затраты на строительство новой сети, все же, значительно выше, чем устранение возможных неисправностей. Более надежная сеть требует больше денег, чем даже постоянный поиск неисправностей и устранение последствий, но, разумеется, общественный ущерб от постоянно ломающейся сети – это не деньги, которые тратятся на устранение перебоев в неисправной сети. Каждодневная деятельность общества и экономики зависит от электричества все больше, вместе с тем растут и ожидания к качеству услуги. Но где же тогда разумное соотношение цены и качества?

Если смотреть на сравнение с северными соседями, то мы увидим, что несколько лет назад там произошел скачкообразный рост качества сетевой услуги. В 2013 году в Финляндии вступили в силу изменения к Закону о рынке электроэнергии, согласно которым, как правило, сеть должна управляться таким образом, чтобы неисправность сети в случае шторма не вызывала перерывов длиной более чем 6 часов в густонаселенном районе, а в других местах – не более чем 36 часов. Выполнение требования должно включать как минимум половину клиентов к концу 2019 года и всех клиентов к концу 2028 года. Если сетевое предприятие не обеспечит предписываемое качество, то этому будут сопутствовать большие неустойки пользователям услуг. С одной стороны это звучит заманчиво для потребителя, но, конечно, у этого есть своя цена – в течение десятилетия нужно значительно больше инвестировать в сеть, что окажет влияние на сетевую плату. Например схожее с Elektrilevi по количеству клиентов и объему сети предприятие Caruna повысило сетевую плату в 2016 году на 30%, этим летом произошел рост цены в среднем на 6,5%. В Эстонии законодатель не посчитал целесообразным или возможным нагружать кошелек потребителя такими строгими требованиями к качеству, и поэтому мы стремимся обеспечить все более высокое качество при сохранении как можно более низкой цены.

Конечно, поиски правильного баланса разумной цены и удовлетворительного качества сравнимы с прогулкой по канату. Если раньше основной целью было уменьшение количества неисправностей, то теперь впереди ждут новые вызовы. Дигитализация промышленности устанавливает высокие требования к качеству электроснабжения: соответствующие сегодняшним стандартам колебания напряжения не удовлетворяют промышленные предприятия, поскольку даже небольшие, являющиеся нормой, помехи в сети также могут повлечь за собой сбои в работе современных, чувствительных производственных линий. С ростом рассеянной энергетики одностороннее движение энергии стало двусторонним, что требует другой сети. Ожидается ускорение роста электрического транспорта, что напрямую повлияет на планирование электросетей и управление ими.

Так что, ожидания к качеству сетевой услуги растут, что, конечно, означает дополнительные инвестиции. У движения цены вверх, определенно, имеется и свое положительное влияние, которое, например, в Финляндии посчитали более важным по сравнению с ростом цен. Но и у северных соседей изменения закона и цены не прошли без широкого общественного резонанса, поскольку мнения были разные. В Эстонии принимать решения также помогла бы более обширная дискуссия тему, какого качества мы ожидаем от электросети и какую цену мы готовы за это заплатить. Предпочитаем ли мы финскую модель или продолжим выбирать более сбалансированное движение, которое мы имеем сегодня – преимущества есть у обоих вариантов. Но, определенно, более эффективная сеть, которая на протяжении многих лет является целью, в любом случае является правильным направлением.